Домашнее насилие: аспекты квалифицированной помощи потерпевшим

26 Августа 2021

Тема домашнего насилия и защиты прав потерпевших, прежде всего детей, часто обсуждается в адвокатской и экспертной среде. Об актуальности проблемы говорит статистика: по данным МВД РФ, ежегодно от насилия в семье страдает около 600 тысяч женщин. При этом большой процент женщин боятся сообщить в полицию и рассказать о совершенном в отношении них насилии со стороны партнера или иного близкого человека.

К обсуждению этой темы подключился Совет молодых адвокатов Волгоградской области (руководитель – адвокат Нарек Акопян). В конференц-зале АПВО молодые адвокаты приняли участие в семинаре, который провела член Совета молодых адвокатов Московской области, адвокат благотворительного фонда «Юристы помогают детям», адвокатского бюро «BGP Litigation»   Анастасия Ивановна Тюняева.

– Цель нашей встречи – не просто поднять тему домашнего насилия, но и поделиться опытом с коллегами, как адвокат может помочь пострадавшим от такого насилия, в том числе, несовершеннолетним детям. Нашим фондом наработана большая судебная практика, в частности, в ЕСПЧ – о ней я расскажу на конкретных примерах. И, конечно, речь пойдет о законодательных инициативах в этой сфере, поскольку в нашей стране в действующих законах нет такого закреплённого понятия, как «домашнее насилие». Возможно, коллеги из Волгограда поделятся своим видением решения этой проблемы и практическим опытом, – прокомментировала Анастасия Тюняева.

Спикер семинара отметила, что искоренить домашнее насилие пока еще не удалось ни в одной стране, но везде с этим явлением пытаются бороться, так или иначе минимизируя вред, потому что здесь вопрос стоит о конкретных жизнях и судьбах. Россия, увы, одна из немногих в мире стран, которая в этой сфере не делает ничего для профилактики этой проблемы, а также оказания потерпевшим действенной и квалифицированной юридической помощи.

Так, в ноябре 2019 года Совет Федерации опубликовал текст проекта закона о домашнем насилии. Но правозащитники, юристы и активисты посчитали, что он некорректный. Даже определение домашнего насилия, которое было предложено в проекте, по мнению экспертов, просто не применимо на практике. Оно звучит так: «это умышленные действия, причиняющие физические или психические страдания, но не содержащие признаков правонарушения или преступления». «Пострадавшей от домашнего насилия, вне зависимости от того, как в дальнейшем будет происходить классификация этих действий, нужна помощь. Условное уголовное дело никак не поддерживает потерпевшую, а ей нужна психологическая, социальная и юридическая помощь, конкретные меры защиты от повторения насилия», уверена Анастасия Тюняева.

Она отметила, что с условным уголовным делом проблема домашнего насилия не решается. Это видно и  по адвокатской практике, когда за одним уголовным делом может идти еще пять. Сегодня мужчина сломал руку своей жене, возбудили уголовное дело, расследование идет, и только через полгода он получил ограничение свободы. Естественно, это его не пугает и не волнует. Все это время он не чувствует никаких неудобств, он свободно передвигается, может продолжать преследовать потерпевшую и повторить насилие. Здесь речь не о том, какое наказание нужно агрессору, а о том, как защитить потерпевшую от дальнейшего насилия.

В качестве примера Анастасия Тюняева продемонстрировала документ из собственной практики: постановление суда об отказе в применении мер безопасности (госзащита) в отношении ее доверительницы и ее ребенка, которым постоянно угрожал агрессивный муж. Это говорит, в том числе и о проблемах межведомственного взаимодействия государственных органов. Когда происходит ситуация насилия, должны взаимодействовать несколько государственных органов: медики, полицейские, социальные службы. Они должны действовать по единым протоколам. Каждый из них должен знать, что делать и какова их роль в этой системе, но до этого нам пока далеко.

Далее та система, которая есть сегодня, не учитывает всех аспектов домашнего насилия. К примеру, чтобы получить квалифицированную юридическую помощь по системе БЮП, потерпевшей нужно обладать статусом нуждаемости, а что такое нуждаемость? Это ее доходы и доходы ее супруга. Если они выше определенного размера, соответственно, потерпевшая не будет относиться к категории нуждающихся. Чтобы попасть в эту категорию, ей нужно принести справку с места работы мужа. Понятно, что в ситуации домашнего насилия это просто невозможно. Потерпевшая автоматически лишается государственной поддержки и защиты.

Дети — это вообще отдельная история, связанная с Семейным кодексом, законом об опеке. Молодые волгоградские адвокаты вместе с коллегой из Москвы живо обсудили вопросы предоставления услуг адвокатов детям – вне зависимости от возраста и благосостояния. В ходе обсуждения адвокаты поделились случаями из своей практики, а также констатировали, что в настоящее время по закону доверитель адвоката несовершеннолетнего – это не ребенок, а именно родитель. То есть фактически адвокат представляет интересы родителя. И если родитель действует не в интересах ребенка, как это часто бывает, то и адвокат не поможет защитить ребенка. Поэтому одна из законодательных инициатив фонда «Юристы помогают детям», как рассказала Анастасия Тюняева, это введение института адвокатов по защите прав ребенка в РФ.

«Тема встречи, безусловно, была актуальной, интересной для молодых адвокатов с точки зрения получения опыта по данной проблеме, спикер смогла заинтересовать нас. Думаю, это не последнее обсуждение в таком формате, постараемся организовать встречи с опытными адвокатами и юристами по другим темам», – прокомментировал руководитель Совета молодых адвокатов Волгоградской области Нарек Акопян.

 


Галерея