Адвокатская палата Волгоградской области
Адвокатская палата Волгоградской области
Адвокатская палата Волгоградской области
Адвокатская палата Волгоградской области
 
Адвокатская палата Волгоградской области
Поиск по сайту
 
Адвокатская палата ВО
НОВОСТИ

27 июля 2016 г.
Обзор дисциплинарной практики АП Волгоградской области за первое полугодие 2016 года

Задолжал корпорации – лишился статуса

Как известно коллегам, неисполнение решений органов Адвокатской палаты Волгоградской области принятых в пределах ее компетенции, в частности, предусмотренных конференциями адвокатов АПВО решений о производстве платежей на содержание региональной палаты и Федеральной палаты РФ, предусматривает самое серьезное наказание, вплоть до лишения статуса.

Подтверждением тому могут служить и ряд решений совета АПВО по таким дисциплинарным производствам, принятым в последнее время в отношении бывших адвокатов Сергея К., Петра Н., Максима Ш., Владимира Ш., Олега М. и других.

Как следует из материалов дисциплинарных производств, возбужденных в соответствии с требованиями ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката и ч. 7 ст. 31 ФЗ № 63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», во всех случаях адвокаты длительное время не осуществляли обязательные отчисления на содержание ФПА и АПВО. Как правило, накопив значительные суммы задолженностей, коллеги переставали выходить на связь, их местонахождение установить также не представлялось возможным.

Как итог – признание членами квалификационной комиссии и совета Палаты фактов нарушения норм действующего законодательства, регламентирующего адвокатскую деятельность, законными и обоснованными. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 25 КПЭА совет Палаты в праве принять по дисциплинарному производству решение при наличии в действиях (бездействии) нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, о неисполнении или не надлежащем исполнении адвокатом своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой, и о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных ст. 18 КПЭА. 

Такой мерой дисциплинарной ответственности по всем указанным случаям, на основании ст.17 п.2 п.п.2,3 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ст. ст. 18, 25 КПЭА стало прекращение статуса адвоката.

 

Предупреждение адвокату-«первопечатнику»

Принципиально строгое отношение и к тем, кто осознанно нарушает «Положения о порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда (в порядке ст. 51 УПК РФ), а также в гражданском судопроизводстве по назначению суда (в порядке ст. 50 ГПК РФ)».

Так, квалификационная комиссия и совет АПВО рассмотрели дисциплинарное производство в отношении адвоката Игоря С.

Из материалов дела следует, что адвокат С. в нарушение указанного Положения, не являясь дежурным адвокатом в соответствии с графиком, составленным ответственным по судебному району, самостоятельно распечатывал бланки ордеров на принтере по форме, утвержденной Минюстом РФ, для защиты в порядке ст. 51 УПК РФ и в последствии приступал к защите по назначению по фальсифицированным ордерам.

В подтверждение к материалам были приложены копии поддельных ордеров, изготовленных адвокатом С., нумерация которых была произведена им собственноручно, а не ответственным Адвокатской палатой Волгоградской области. Было установлено, что такие нарушения С. совершал неоднократно, посещал следственные и судебные органы, получая требования в обход ответственного по судебному району и выполняя данные поручения по незарегистрированному требованию.

Поддельный ордер, например, адвокатом С. был использован при осуществлении защиты гражданина Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ по уголовному делу № 359786 на предварительном следствии. При этом требование следователя ответственному не направлялось, соответственно не было зарегистрировано в «Журнале входящей корреспонденции»; резолюции о поручении адвокату С. защиты в порядке ст. 51 УПК РФ также не содержалось.

В своих объяснениях на заседании совета АПВО адвокат Игорь С. указал, что он находился в здании полиции по Руднянскому району, где к нему обратился следователь СУ СК РФ с просьбой принять участие в защите гражданина Д., поскольку дежуривший в этот день по графику адвокат якобы не имел возможности принять участие в защите в связи с болезнью. По данному уголовному делу заканчивался срок следствия, однако назначить иного дежурного адвоката следователю не представилось возможным, поскольку ответственный адвокат не выходил на связь. В такой ситуации адвокат решил «помочь» следователю и принял на себя защиту по назначению следствия. Поскольку соответствующего ордера у С. с собой не было, ввиду неотложности следственных действий он пообещал следователю предоставить ордер позже.

Услышали члены совета и еще одно «удивительное» оправдание адвоката: распечатанным на принтере оказался «предварительный» (?!) ордер, хотя, понятно, такой формы документа просто не существует.

Сомнительно, что адвокат С. не знал того, что в соответствии с главой 3 «Положения о порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также в гражданском судопроизводстве по назначению суда», решения, связанные с порядком оказания адвокатами юридической помощи по назначению гражданам РФ на территории Волгоградской области, принимает только совет Адвокатской палаты Волгоградской области.

А по смыслу главы 4 «Положения о порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также в гражданском судопроизводстве по назначению суда», назначение ответственным по судебному району защитника из адвокатского образования определяется графиком дежурств адвокатов на каждый день в органах дознания, следствия и суде. При этом адвокаты обязаны соблюдать график дежурств, постоянно находиться в офисе или комнате дежурного адвоката. В случае занятости адвоката руководитель адвокатского образования по согласованию с ответственным по судебному району принимает меры к его замене.

Да и в соответствии с п.п. 9 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат, среди прочего, не вправе оказывать юридическую помощь по назначению в нарушение порядка ее оказания, установленного решением совета.

Также необходимо подчеркнуть, что согласно п. 2.1. Положению «Об ордерах на исполнение поручений по оказанию юридической помощи адвокатами АПВО», утвержденного решением совета Палаты от 06.04.2012 года, ордер изготавливается по заказу и за счет Адвокатской палаты Волгоградской области типографским способом на листе бумаги по утвержденной Министерством юстиции РФ форме. А учет, установления нумераций и выдача ордеров адвокатским образованием для ведения дел по назначению производится только Адвокатской палатой.

При вынесении решения члены советы приняли во внимание и тот факт, что в адвокатское образование, в котором работает ответственный адвокат по Руднянскому району, требование (уведомление, постановление и т. д.) от следователя не поступало, и ответственный не назначал защитника в рамках указанного уголовного дела.

Таким образом, в соответствии со всеми представленными доказательствами, в действиях адвоката С. были усмотрены нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики; также им не исполнены решения органов Адвокатской палаты Волгоградской области.

Решая вопрос о дисциплинарной ответственности, совет АПВО учел, что адвокат С. совершил тяжкий дисциплинарный проступок, проявив пренебрежение к принятым советом Палаты решениям, противопоставив свои интересы и интересы следственного органа законным интересам адвокатского сообщества.

Решением совета адвокату Игорю С. было объявлено предупреждение.

 

Случайно зашел к следователю и «защитил»

Некоторое время назад УФСКН РФ по Волгоградской области возбудил уголовное дело в отношении гражданина М. Но допрос М. фактически не проводился, ему, по словам задержанного, было предложено подписать уже составленный протокол. Адвокат при этом отсутствовал. И только после окончания следственного действия в кабинете следователя появился мужчина, который, как впоследствии стало известно М., был адвокатом Сергеем Б. «Какой-либо юридической помощи адвокат мне не оказывал, защиту не осуществлял», – указал заявитель. А только подписал документы.

Члены квалифкомиссии и совета Палаты, изучив материалы дисциплинарного производства, пришли к выводу, что адвокат не выполнил основополагающие требования законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности.

Так, в соответствии с ч.1 ст.25 ФЗ от 31.05.2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Согласно п.3 ч.4 ст.25 ФЗ от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» существенными условиями соглашения являются, в том числе, условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь.

Таким образом, необходимым условием оказания услуг адвокатом является их оплата. Исключение составляют только случаи, предусмотренные ст. 51 УПК РФ, ст.50 УК РФ и Федеральным законом « О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».

Вместе с тем адвокат, осуществляя защиту без оплаты услуг, как это было в случае с Б., нарушает требования «Положения о порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению…», а также требования ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Таким образом, был сделан вывод, в действиях адвоката Б., содержится нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и КПЭА. Как итог – объявление адвокату Б. предупреждения.

***

Аналогичным образом повел себя и адвокат Максим М., который по приглашению следователя и вне графика дежурств адвокатов в порядке ст. 51 УПК РФ принял участие в судебном заседании при рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей гражданину М.

В ходе заседания М. заявил, что видим этого адвоката впервые и попросил его удалиться, поскольку имеет двух адвокатов по соглашению, которые, как и он сам, не были извещены о дне продления ареста. В своей жалобе на имя президента АПВО гр. М. высказал мнение, что адвокат М. действовал не в его в интересах, а в интересах следствия, так как по его вине ему был продлен срок содержания под стражей.

Изучив материалы дисциплинарного производства, в том числе, копию графика дежурств адвокатов, совет Адвокатской палаты пришел к выводу о наличии в действиях адвоката М. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, и вынес ему предупреждение.

 

Не хватило опыта?

Когда гражданин обращается к адвокату за квалифицированной юридической помощью, то ждет если не чуда, то гарантированного решения своих проблем. Поэтому уже на стадии предварительной беседы и составления соглашения адвокат просто обязан реально взвесить свой опыт по делам такого рода, которое его просят вести, дать реальную оценку перспективам принимаемого дела.

Адвокат Таисия Т. явно не рассчитала свои возможности, заключая соглашение с гражданкой Г. о представительстве её интересов по гражданскому делу об обжаловании действий совета по опеке и попечительству.

За уплаченные в качестве гонорара гражданка Г. при помощи адвоката «добилась» сначала отказа ей в установлении опеки над внучкой, затем возврата заявления об оспаривании отказа, поскольку в нем не было подписи заявителя, а потом, как следствие – оставление заявления без удовлетворения в связи с пропуском заявителем срока на обжалование отказа.

После этого Г. заключила с адвокатом Т. новое соглашение – о представительстве её интересов в суде апелляционной инстанции Волгоградского областного суда по обжалованию решения Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда, по которому было уплачено 15 000 рублей.

Но и здесь апелляционная жалоба была оставлена без движения, поскольку адвокатом были допущены ошибки при ее составлении.

После того, как исправленную жалобу все-таки приняли и рассмотрели, желаемого для Г. результата не последовало: обжалуемое решение суда было оставлено в силе, апелляционная жалоба – без удовлетворения.

Несмотря на это, отчаявшаяся гражданка Г. заключила с адвокатом Т. новое соглашение о представительстве её интересов в суде по иску об установлении порядка общения с ребёнком, по которому снова было уплачено 15 000 рублей.

По совету адвоката было подано и соответствующее заявление в администрацию Краснооктябрьского района г. Волгограда. Предлагая это, адвокат, видимо, не учла того обстоятельства, что после усыновления ребёнка ее доверительница утрачивала все права, в том числе на общение с внучкой, такое общение возможно только с согласия усыновителей.

Судебные заседания в Краснооктябрьском районном суде г. Волгограда по иску Г. неоднократно откладывались, то в связи с болезнью адвоката, то из-за неявки доверительницы. Не явиться в судебное заседание женщине посоветовала адвокат (!) для того, чтобы суд оставил иск без рассмотрения. Однако суд счел причину неявки Г. и адвоката Т. не уважительной и рассмотрел заявленные требования по существу. Решением суда Г. было отказано в иске.

И только после этого расстроенная доверительница написала жалобу в Адвокатскую палату, указав, что адвокат Т. ввела её в заблуждение относительно перспектив её обращений в суд, оказала ей неквалифицированные услуги.

Рассматривая дисциплинарное производство, возбужденное в отношении Т., и квалификационная комиссия, и совет Палаты пришли к выводу, что в действиях адвоката Т. имеются нарушения норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В частности, как следует из п. 1 ст. 8 КПЭА, при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом. Данные требования законодательства адвокатом Т. выполнены не были, что подтверждается заявлением Г. и представленными документами.

Окончательное решение – объявить адвокату Таисии Т. меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

 

В судебное заседание – не явился…

Довольно частое нарушение, которое допускают адвокаты, и которое влечет вынесение судьями частных постановлений – неявка в судебные заседания.

Такое «недоразумение» случилось и с адвокатом Дмитрием Л., в отношении которого по частному постановлению судьи Тракторозаводского районного суда было возбуждено дисциплинарное производство.

При обсуждении материалов производства было установлено, что адвокат Л., осуществляя защиту подсудимого Д., в судебное заседание по уголовному делу не явился, при этом суд о невозможности своего участия в судебном заседании заблаговременно не уведомил, документов, подтверждающих уважительность неявки в судебное заседание, не представил. Письменное объяснение адвокат Л. также не представил и в Палату.

Анализируя доказательства по факту неявки адвоката, комиссия пришла к выводу о наличии в действиях Л. нарушения требований ФЗ № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ» и норм Кодекса профессиональной этики адвоката. Исследовав материалы дисциплинарного производства, изучив заключение квалификационной комиссии, совет Адвокатской палаты счел заключение законным и обоснованным, и объявил адвокату Л. замечание.

 

Замечание за защиту только по доверенности

Как хорошо известно коллегам, адвокат представляет интересы доверителя, прежде всего, по ордеру. А вот адвокат Лариса М. выступила в суде представителем истца Г. только на основании доверенности, без предоставления ордера.

В своих объяснениях адвокат М. пояснила, что она не представила ордер в суде, так как ее доверитель являлся незрячим и в силу этого полномочий, предоставленных ордером, было якобы недостаточно для представления его интересов, поэтому она воспользовалась только доверенностью, в которой были прописаны все необходимые права представителя.

Изучив представленные документы, квалификационная комиссия пришла к выводу о нарушении адвокатом М. норм закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката. Данный вывод квалификационной комиссии обусловлен требованиями ч.2, ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ч.5, ст. 53 ГПК РФ.

Всесторонне и полно исследовав материалы дисциплинарного производства, совет Адвокатской палаты Волгоградской области счел необходимым согласиться с выводами квалификационной комиссии, что в действиях адвоката М. имеются нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Руководствуясь п.1, ч.1, ст. 25 Кодекса профессиональной деятельности адвоката, Совет Адвокатской палаты Волгоградской области, решил объявить Ларисе М. замечание.

Адвокатская палата Волгоградской области
 
© 2014 Адвокатская палата Волгоградской области
400001, г.Волгоград, ул. Рабоче-Крестьянская, 9
секретариат   (8442) 55-18-25
бухгалтерия  (8442) 55-18-22
E-mail:  vg_apvo@mail.ru